.

Нас штрафуют, а нам не страшно?

Нас штрафуют, а нам не страшно?

Нас штрафуют, а нам не страшно?

С 1 июля российские автомобилисты живут в условиях резкого повышения штрафов за нарушения правил дорожного движения – прежде всего, за неправильную парковку и стоянку. Пока что каких-то видимых изменений в связи с этим на дорогах не наблюдается. Но власти рассчитывают на постепенное исправление нравов, а простые водители и их представители в общественных организациях выражают – тоже, впрочем, прохладное – недовольство.

В самом по себе повышении штрафов – пусть и резком – ничего удивительного нет. Тем паче, что прежние штрафы действительно были низкими и никого устрашить явно не могли. «У меня под окном на Покровском бульваре пару раз в неделю, иногда чаще, какой-нибудь милый человек, садясь обедать в одном из многочисленных здешних кафе, выставляет бампер на рельсы, — рассказал корреспонденту «Росбалта» в данной связи научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин.- И трамвайная линия от Устьинского моста до Чистых прудов останавливается на время его обеда. Это практика самая что ни на есть бытовая. О том, что мы умеем припарковаться вторым и третьим рядом, так что штанги троллейбуса не хватает и останавливается троллейбус, нечего и говорить, — это вообще каждый день».

«Нанесение ущерба общественным интересам должно наказываться чувствительно, — убежден Михаил Блинкин. — В Париже у больших магазинов вам в 400-600 евро может обойтись неправильная парковка. И, кроме какого-нибудь приезжего идиота, никто уже давно так не паркуется. Не в том дело, чтобы деньги содрать, а в том, чтобы объяснить, что так нельзя».

Есть, однако, и «качественные моменты» в правовых новшествах. Теперь за целый ряд нарушений водители в Москве и Санкт-Петербурге платят гораздо выше, нежели в провинции: типичная разница – вдвое.

В самом деле: остановка или стоянка на тротуаре, на пешеходном переходе или ближе пяти метров от него, на трамвайных путях, далее первого ряда от тротуара, несоблюдение знаков и разметки, запрещающих остановку и стоянку — все это в Москве и Петербурге наказывается штрафом в 3 тыс. рублей. Равно как и езда по выделенной полосе для общественного транспорта, и нарушения правил движения в жилых зонах. Прочие нарушения правил стоянки и парковки – 2500 рублей. Тогда как в регионах штрафы возросли только до одной-полутора тысяч. Если учесть, что прежние штрафы измерялись сотнями рублей, то в столичных городах (или «городах федерального значения») штрафные санкции скакнули раз в 15, а то и в 30.

Данная «дискриминация столичных жителей» закреплена федеральным законодательным актом – изменениями в Кодекс РФ об административных правонарушениях. Момент достаточно острый и дискуссионный – неудивительно, что мнения по нему разделились.

«Установление наказания в зависимости от территории нарушения — неправильно и противоправно. Это противоречит Конституции, равенству граждан перед законом. У нас единые ПДД, они обязательны по всей стране, и ответственность должна быть единой, — подчеркнул в беседе с корреспондентом «Росбалта» председатель Движения автомобилистов России ДАР Виктор Похмелкин. — Думаю, что этот закон в скором времени предстанет перед Конституционным судом и будет проверяться на соответствие Конституции».

(И это так! – по крайней мере, фракция ЛДПР в Государственной Думе уже призвала согласных с нею депутатов подготовить обращение в Конституционный суд РФ для защиты прав автомобилистов).

Аналогичного мнения придерживается известный транспортный журналист Сергей Асланян. «В Конституции есть 19-я глава – равенство всех граждан РФ вне зависимости от места проживания, — напомнил собеседник агентства. – По существу, тебя наказали за то, что ты живешь в Москве или Питере. Заодно нашими депутатами аннулирована и 49-я статья Конституции – презумпция невиновности. Они говорят: мол, если ты докажешь, что за рулем неправильно припаркованной машины был не ты, тогда мы накажем вместо тебя другого».

Но есть и прямо противоположное мнение. В защиту асимметричных штрафов убежденно высказался такой общепризнанный авторитет, как Михаил Блинкин. «Конституционная свобода передвижения относится к лицу – но не к куску железа весом в 1 тонну. Я как гражданин имею конституционные права, но мой автомобиль никаких прав не имеет», — подчеркнул эксперт.

То есть: в неположенном месте стоит не человек, а его машина. Правила передвижения и стоянки автомобилей, как неодушевленных технических средств, по мнению Блинкина, вполне могут различаться в разных городах в зависимости от конкретных обстоятельств жизни. Равно как и штрафные санкции за нарушение оных правил. «Парковочной проблемы, которая существует в Москве и Питере, не существует в Костроме, — подчеркнул эксперт. – Даже не в том дело, что москвич богаче. Речь идет о разнице между штрафными санкциями за использование городского пространства в личных целях, – а именно так называется парковка где попало. Я бы добавил к Москве и Питеру еще с полдюжины городов-миллионников».

Свои доводы Михаил Блинкин подкрепляет не только всеобщей мировой практикой, но и авторитетом Ли Якокки – крупнейшего в мире бизнесмена в автомобильном производстве. «Я внимательно читал Конституцию США, но не нашел там права на управление автомобилем, — процитировал Блинкин Ли Якокку. – И не потому, что я плохо читал. А потому, что это не право, а привилегия, за которую надо платить».

Здесь мы походим к другому вопросу, затронутому Сергеем Асланяном: о презумпции невиновности. Власти обещают, что фиксировать нарушения станут специальные машины с видеофиксаторами. Пока что этих чудес техники никто, включая экспертов, не видел. Но первый заместитель руководителя столичного Департамента транспорта Евгений Михайлов подтверждает, что таковые есть.

«Они сейчас пополняются практически каждый день, — рассказал Михайлов «Русской службе новостей». — Каждый день идет приемка автомобилей, каждый день их парк растет. В целом их будет 100 на первом этапе. Дальше будем смотреть – если будет целесообразно, то будем покупать дополнительные». «Он сфотографирует вас двукратно, — разъяснил далее Евгений Михайлов. — И разница между двумя снимками будет не мене 15 минут. Это показатель того, что ваша машина находилась на том же самом месте, она не двигалась. Мы дадим возможность водителям поставить машину, осмотреться, увидеть, что они стоят под знаком. И найти какое-то другое правильно место».

Так вот, спорный момент состоит в том, что видеофиксатор-то снимает номер машины. Как правило, речь не идет о съемке физиономии водителя, тем более, хорошо различимой: в припаркованной машине обычно и не сидит никто. А если в данный момент времени на этой машине ездил не хозяин ее, а кто-то по доверенности (а то и вообще угонщик)? А штрафовать-то будут хозяина.

И здесь Михаил Блинкин не усматривает больших проблем. «Презумпция невиновности опять-таки относится к лицу, а не к куску железа, — подчеркнул эксперт. — Стоит автомобиль на пешеходном переходе. За автомобиль во всем мире отвечает хозяин. По номеру идентифицируется владелец. Он вправе регрессным иском взыскать с того, кто сидел за рулем. Доверился своему приятелю – судись потом с ним».

В данном вопросе с Блинкиным солидарен и Виктор Похмелкин. «Не думаю, что это как-то особо нарушает Конституцию, — отметил он. — Хозяин вправе подать заявление, что это не он был за рулем. Другое дело, что фиксируют не каждого нарушителя, и наиболее злостные могут и не попасться».

Зато Похмелкина беспокоит другой вопрос: об эвакуации неправильно припаркованных машин. Теперь она стала полностью платной для владельца. Абстрактно, может быть и справедливо. Но Похмелкин очень серьезно опасается волны незаконных эвакуаций – памятуя, сколько «вокруг этого крутится разных жучков», как недобросовестных полицейских, жаждущих вот именно что содрать деньги, так и всякого рода советчиков, готовых за плату проконсультировать, как быть.

Имеется и общий аргумент против роста штрафов: парковочных мест-то больше не становится! Дайте людям человеческие условия, прежде чем наказывать.

Увы! «Достаточного парковочного пространства не существует, — напомнил Михаил Блинкин. — Не бывает бесплатного ресурса, который бы одновременно был бездефицитным. Поэтому, вслед за введением штрафных ограничений: «Вот это – нельзя, наказывается очень строго», нам нужно сделать следующий шаг: «Это – можно, но это стоит такую-то копеечку». Речь идет, конечно, о центральных зонах и транспортных узлах – жутко занятой территории. Мне это как автомобилисту чрезвычайно обидно: я человек небогатый, научный сотрудник. Но без этого ни один город мира проблему решить не может. Это опыт сотен городов мира за последние 80 лет».

Но и Блинкин не в таком уж полном восторге от новых правил. Ибо, как он напомнил, в нашей стране очень плохо обстоит дело с равенством больших и маленьких людей перед законом. «В просвещенных странах такие санкции действуют невзирая на лица, – подчеркнул собеседник агентства. — Можно оштрафовать короля Швеции – такой случай был 3-4 года назад в центре Стокгольма, и королевская канцелярия не только заплатила, но и извинялась. Не сумеем мы применить эти санкции на Тверском бульваре, невзирая на лица, марки и каталожную цену автомобиля, – все это будет не более чем сотрясение воздуха. А пока мне мальчик-инспектор на полном серьезе говорит: «Как я могу оштрафовать Porsche Cayenne с таким номером!»

По убеждению Виктора Похмелкина, разгрузить центр Москвы возможно только одним, и притом радикальным способом – максимально вывести из него государственные учреждения и прочие офисы с рабочими местами. Никакие иные ухищрения не помогут, и на общественный транспорт большинство автомобилистов не пересядет, да он и не выдержит этого.

Леонид Смирнов
Источник

Tags: , ,

Comments are closed.